Первая полоса

Как раскрыть сюжет Dragon Age 4 одним логотипом

Джуби

После недавнего анонса подзаголовка  Dragon Age: Dreadwolf по Интернету прокатилась волна недоумения: почему в логотипе был использован стиль, так напоминающий киберпанк? Кто вообще подумал, что неон будет хорошо сочетаться с сеттингом тёмного грязного фэнтези с эльфами и драконами? Что это — очередная переработка концепции дабы зацепить новую аудиторию и дать любителям стареньких RPG повод в очередной раз посетовать на скатившуюся BioWare?

Недовольные забывают, что фиолетовые и пурпурные оттенки давно присутствуют в мире Dragon Age, а теперь ещё и ненавязчиво раскрывают интересные подробности о проекте. Поэтому я решила ещё раз нырнуть в мир Тедаса и рассказать, как в один логотип BioWare умудрилась уместить сеттинг новой игры,  главную угрозу и очередную загадку, а также напомнить игрокам о том, кто же такой этот загадочный Dreadwolf.

Страна, возведённая на крови

Уже давно известно, что основным местом действия Dragon Age: Dreadwolf будет Империя Тевинтер, колыбель всего человечества и самая продвинутая страна на материке. Тевинтер — неотъемлемая часть истории Тедаса, жители которой успели оставить след в каждом историческом событии. Это и место первого расселения людей, и страна, в которой смертные впервые физически вошли в Тень, превратив Золотой Город в Чёрный. Империя начала множество захватнических кампаний, оттеснила кунари, поработила эльфов, сожгла на костре посланницу Создателя, Андрасте, и именно на её землях почти два столетия бушевал Первый Мор. И там же в «Тевинтерских ночах» заперли демона, освободить которого под силу только богу.

Благодаря особой форме правления власть в Тевинтере принадлежит магам. Страна, в которой изучение колдовства не сковывается Церковью, храмовниками, страхом или предрассудками, а магический дар не порицается, но приветствуется, получила возможность развиваться без каких-либо ограничений.

«Минратос всё-таки впечатляет. Он весь из башен! Эти титанические сооружения заслоняют солнце. Некоторые даже парят, удерживаемые в воздухе древней мерцающей магией. Всюду — от храмов с их благовониями до смертных невольничьих рынков и вырезанных на каждом камне драконов — история так и кровоточит».

Столица Тевинтера, Минратос, по развитию уступает разве что Арлатану, жители которого использовали древнюю эльфийскую магию, не имеющую аналогов во всём Тедасе. Цена такой красоты в столице империи — опасная магия крови, а самый доступный её источник — рабы всех рас, коих в стране предостаточно. По этой причине Тевинтер и выглядит как средневековый Найт-Сити. Вместо неоновых вывесок здесь яркие магические руны, вместо чудес инженерной мысли — парящие в воздухе дома, и всё это однажды было окроплено кровью миллионов безымянных рабов.

«Минратос! Город, в котором магия настолько обыденна, что её просто сливают в канаву!»

Цвет разложения

Фиолетовые и пурпурные цвета в мире Dragon Age встречаются часто: это демоны гордыни, желания, специализация некроманта и школа бури. В Тедасе это также цвет разложившейся плоти, порождений тьмы и архидемонов. Вспоминая Первый Мор, нельзя не упомянуть о его последствиях, огромной выжженной территории на юге Империи Тевинтер, в Безмолвных Равнинах.

Туда в сборнике рассказов «Тевинтерские ночи» отправляется экспедиция от Инквизиции. Через бесконечную и безжизненную пустыню, которая пострадала от Второго Мора, пробираются в крепость Адамант и герои книги «Раскол».

Матео ласково улыбнулся, снял упряжь вместе со сломанной оглоблей и швырнул вниз, отметив, что они уж очень быстро упали на песок со странным фиолетовым оттенком.

«Тевинтерские ночи»

А потом окрестности изменились. Земля стала сухой, затем обратилась в лиловый песок — и ничего больше не было вокруг, кроме этого песка да ветра.

«Раскол»

В книге «Последний полёт» очевидцы Четвёртого Мора нередко связывают фиолетовые оттенки с архидемоном и его магическим огнём, а также с цветом разложения, который оставляет после себя его тёмная орда.

Дополнительные материалы периодически намекают, что Шестой и Седьмой Моры могут слиться в один, последний, обеспечив миру бесконечную схватку с порождениями тьмы. А если архидемоны на самом деле являются замками, которые запечатывают ещё более ужасное зло, то без могущественного союзника героям не обойтись. Кто лучше подойдёт на эту роль, нежели Солас, прекрасно осведомлённый о природе Моров?

Солас: Когда появляется архидемон, Стражи убивают его. А что они будут делать, когда архидемонов не останется?
Блэкволл: Уйдут… на покой?
Солас: Без архидемонов не будет Моров. Так они рассуждают?
Блэкволл: Ну да. К чему ты клонишь?
Солас: Ни к чему. Надеюсь, они правы.

Ужасный Волк

Неоновый логотип прекрасно отражает дух Минратоса, но с кем он точно не сочетается, так это с Фен’Харелом, любителем фресок, эльфом-отступником, приверженцем приглушённых, пастельных тонов. На деле же Солас гораздо сложнее, чем бессмертный эльфийский бог или могущественный маг, расколовший мир надвое. А пурпурные цвета прекрасно отражают его истинную натуру, о чём игрокам ненавязчиво намекали в  Dragon Age: Inquisition. С этого места я предлагаю немного поразмышлять над теорией, которая хорошо ложится на уже известные детали о Dragon Age: Dreadwolf.

Путешествуя по Тедасу, Инквизитор посещает храм Соласан (что в переводе с эльфийского означает «Обитель гордыни»). Однокоренное слово Solas можно перевести как «гордость» или «гордыня». Это хорошо перекликается с известной теорией о том, что до появления Завесы эльфы и духи состояли в тесных отношениях и даже делили с ними тела. По этой аналогии Солас некогда был духом мудрости, а Митал — духом справедливости.

Я иду по дин’анширал. На этом пути ждёт только смерть. Не хочу, чтобы ты видела, каким я стану.

Солас

Сталкиваясь с людской природой и заражаясь их пороками, любой дух мог перевоплотиться в противоположных себе демонов гордыни или мести, что мы знаем на примере Андерса. Фен’Харел опасается именно такой судьбы, о чём и сообщает Инквизитору. Мне всегда казалось, что процесс превращения в демона нельзя контролировать и он необратим, но Солас в одном из своих диалогов с Коулом считает это личным выбором каждого духа.

Разница не так уж велика, Коул. Мир может толкать в ту или другую сторону, но выбор всегда остается за тобой.

Духи слушаются Соласа, он относится ко всем бесплотным созданиям как к старым друзьям, а демоны готовы вступать в битву по его первому зову без всякой магии крови. Не значит ли это, что сам Фен’Харел когда-то был одним из них?

На истинную природу Ужасного Волка намекают загадочные реплики Коула, который видит мир совсем иначе и нередко спойлерит будущие события. Смысл его слов полностью теряется в русском переводе, поэтому немаловажную деталь многие упустили из виду.

Он [Солас?] не хотел тела. Но она [Митал?] попросила его прийти. Он оставил шрам, когда выжег её со своего лица.

С обнажённым лицом, но свободный, резвый, боевой, свирепый. Он хочет отдавать мудрость, а не приказы.

Голос, звенящий полнотой из обоих миров, ведёт меня к сияющим местам. Он называет себя гордыней.

Согласно словам Коула, Солас некогда был рабом Митал и носил на своём лице её валласлин. Это интересное наблюдение, ведь даже у лучшей из эванурисов, которая пошла против сородичей, в своё время были невольники. Митал призвала дух мудрости и попросила его бороться против угнетения эльфов. Так появился Ужасный Волк.

Говоря о Соласе как об Ужасном Волке, нужно упомянуть его настоящий облик из «Тевинтерских ночей». События книги происходят уже после DLC « Чужак», когда Солас вобрал в себя силу Митал и начал трансформацию в Ужасного Волка, безжалостного к врагам демона.

Не эльф, не смертный маг. Чудище, подобных которому я не встречала. С виду волк — но размерами с высшую драконицу, с торчащей косматой шерстью и шестью пылающими, как у демона гордыни, глазами. Ужасный Волк прилетел на огненных крыльях: стоило ему встать перед нами, как они обернулись ордой низших демонов.

«Я и так знал, что эльф опасен. А теперь он ещё и демон?» «Или спелся с демоном».

Соласа не просто так сравнивают с демонами гордыни.

«Ты другой, Солас. Чётче. Одновременно в двух местах».

Ещё одно любопытное наблюдение связано с самим подзаголовком Dreadwolf, которое является анаграммой слов Fade World. Это можно было бы посчитать совпадением, если бы личный квест Соласа по спасению духа All New, Faded for her не был анаграммой его настоящего титула, Dread Wolf Fen’Harel.

Анаграмма предполагает, что разрушить Завесу под силу не Соласу, но Ужасному Волку.

Пряча такие детали, Патрик Уикс (Patrick Weekes) и Дэвид Гейдер (David Gaider) надеялись на смекалку игроков. Что мешает BioWare заигрывать с фанатами и сейчас, ненавязчиво напомнив о связи Фен’Харела не только с духами, но и демонами по ту сторону Завесы?

Не исключено, что именно Солас в облике демона гордыни и станет главным антагонистом Dragon Age: Dreadwolf. Всё-таки эльф, который задумал разрушить мир до основания и построить новый, опасен для всех жителей Тедаса. Но кто знает, вдруг за историей об изгнанных в небытие эванурисах и природе Моров скрывается зло гораздо страшнее, чем Солас, а героям придётся объединиться с Фен’Харелом, несмотря на все разногласия?

Солас не Ужасный Волк. Пока что

Известно, что после создания Завесы Фен’Харел впал в Утенеру, сон, продлившийся несколько тысячелетий. Очнувшись, он был настолько ослаблен, что не смог открыть эльфийскую сферу, которая всё это время накапливала магический заряд. Когда артефакт по воле Корифея был безвозвратно утерян, Фен’Харел потерял огромную часть своей силы, снова став обычным магом-отступником по имени Солас. Но долго это не продлится.

Сэндал: Однажды магия вернётся. Вся. Каждый станет тем, что он есть. Тени раздвинутся, и небо широко раскроется.
Бодан: М? Что это?
Сэндал: Когда он воздвигнется, все это увидят.

 Dragon Age II

Это пророчество часто ошибочно относят к событиям Dragon Age: Inquisition, Корифею и Бреши в Завесе, но в оригинале Сэндал говорит: When he rises, everyone will see. Это же слово используется в тизере с The Game Awards 2018 и в популярном хештеге #TheDreadWolfRises.

На страницах книги Солас занят поиском мощного магического артефакта взамен разбитой эльфийской сферы, с помощью которой он намеревался начать ритуал по уничтожению Завесы. И в конце «Тевинтерских ночей» он наконец находит хороший аналог — идол из красного лириума. С этого момента начинается перевоплощение Соласа в Ужасного Волка, существо, которым он не хочет быть, но должен стать ради эльфийского народа.

Цветовая гамма в логотипе  Dragon Age: Dreadwolf имеет куда большее значение, чем может показаться на первый взгляд. Это одновременно и кровавая империя, и надвигающийся Мор с архидемоном во главе, и Ужасный Волк с «ядерной кнопкой» на расстоянии вытянутой руки. И всё это искусно завёрнуто в один-единственный логотип, призванный намекнуть на сюжет предстоящей игры.

По материалам

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»