Первая полоса

Что мы знаем о The Callisto Protocol — преемнице Dead Space

Александр Бурсов

Вы заметили, как возрождается интерес к играм про космос? Анонсированы  Fort Solis, экшен во вселенной «Чужих»  Dark Descent и жутковатая  Routine, на подходе польский  проект по «Непобедимому» Станислава Лема (Stanisław Lem) и ремейк  Dead Space. Но что ни называй, особое место в списке обязательно займёт  The Callisto Protocol. Почему? Во-первых, это красиво. Во-вторых, камбэк отца Dead Space Глена Скофилда (Glen Schofield) с авторским проектом никак нельзя пропускать. Релиз назначен на 2 декабря, но информации уже достаточно, чтобы обмазаться предвкушением с головы до ног. Чем и займёмся.

Авторский почерк

Держим пари, большинство игроков считают, что Скофилд опять за своё: задворки вселенной, мрачный индастриал, мутанты один другого гаже и герой-одиночка, пытающийся совладать с царящим вокруг безумием. Логично увидеть в The Callisto Protocol реинкарнацию Dead Space, только с акцентом на всём удачном и выпиливанием всего неудачного. Тем не менее сам Глен подчёркивает в интервью, что никому его новое произведение не покажется четвёртой частью «Мёртвого космоса». Проект изначально был для автора способом отвязаться от прежних достижений и придумать что-нибудь с чистого листа. Но мастера выдаёт манера — как он сам не раз говорил, характерный стиль слился с его ДНК.

Разгадка
противоречия — в том, что Глен Скофилд прежде всего художник, окончивший институт
Пратта, а уж затем разработчик игр. Свой почерк он искал долго: рисовал с тех
пор, как научился ходить, в восемь лет мечтал стать карикатуристом, а во время
учёбы увлёкся научной фантастикой. Жанр повлиял на его восприятие мира. В
колледже будущий разработчик космических ужасов изображал Джоконду в виде
инопланетянки, а когда классу задали ковбойскую тему, нарисовал космонавта с
револьвером на лошади. Устроившись после учёбы журнальным и рекламным
иллюстратором на Манхэттене, Глен продолжил гнуть ту же эстетическую линию — и
в конце концов нашёл себя.

Для оценки пройденного пути достаточно сравнить
обложку Tasmania Story для Game Boy, которую создал
Скофилд, и его нынешние работы. А в геймдеве властелин гниющего мяса и топтания
мутантов кованым сапогом начинал с игры про куклу Барби. Как видим, эволюция
нехилая — и какой художник в здравом уме выбросит её плоды, отказавшись от
достигнутого? Для человека, мыслящего образами, а не строчками кода, это
равносильно гибели. Возможно, поэтому после десяти лет работы над серией Call of Duty Скофилд решил оставить основанную им студию Sledgehammer Games, сделать передышку и поискать вдохновения в родной для него стихии — в
изобразительном искусстве.

В
2019-м, когда гейм-дизайнер взял творческий отпуск, он перебрался из Калифорнии
в город Тусон, штат Аризона. Здесь он время от времени выбирался в пустыню
Сонора, чтобы делать зарисовки природы. А пустыня между тем известна не только
одним из самых зловещих картелей Мексики, но и расположенной в этих местах
национальной обсерваторией Китт-Пик. Именно в ней при участии университета
Аризоны в 1980 году стартовал проект Spacewatch по сбору данных об
астероидах Солнечной системы, в том числе потенциально опасных для Земли.
Уединение в каменистой глуши, зарисовки фауны и близость столь важного научного
центра — всё это объединилось в образ нового проекта, которым загорелся
Скофилд.

Сюжет
Meteor Down («Падение метеорита») разворачивался в точно такой же пустыне, где
в тюрьму угодило космическое тело. И не простое, а заражённое неизвестным науке
вирусом, который превратил заключённых и надзирателей в монстров. А
герой по замыслу автора должен был выбираться из этой западни. Как видим,
связей с Dead Space здесь почти нет —
разве что дань уважения рассказу Лавкрафта (Howard Lovecraft) «Цвет из иных миров», где метеорит аналогичным
образом превращает в ад жизнь фермеров. Вместе с тем в фабуле уже
просматриваются зачатки The Callisto Protocol. Оформив мысли в
виде презентации в PowerPoint и настрочив
40-страничный сценарий, Скофилд решил действовать.

С набросками он направился к китам индустрии,
включая Sony и Microsoft, но вскоре понял: такие издательства вряд
ли дадут ему полную творческую свободу — тут сказался опыт работы на Electronic Arts и Activision. Краем уха Скофилд
услышал, что директор корейской компании Krafton Ган Сок Ким (Gang-seok Kim) ищет «парня из Call of Duty» для открытия очередной студии в США. А Krafton, между прочим, владеет  PUBG и всем, что связано с этим шутером. Наметилась сделка века.

Зимой
2019 года Скофилд и Ким, воспользовавшись саммитом DICE,
встретились в номере Aria Resort & Hotel в Лас-Вегасе и обсудили судьбу Meteor
Down
. Было решено, что игра станет частью вселенной PUBG, но в остальном Глен получил то самое
пространство для манёвра, о котором мечтал. При помощи старого друга и
вице-президента Visceral Games Стива Папуциса (Steve
Papoutsis) он собрал команду ветеранов, помнивших его ещё по совместной работе
над Dead Space, и учредил студию Striking Distance. Естественно, новый проект не мог избежать влияния прежнего опыта всех
этих дизайнеров и программистов. Если на стадии пустынных откровений шабаш
тюремных мутантов ещё можно было привязать к королевской битве, то уже через
год от этого пришлось отказаться. Авторский почерк дал о себе знать — в The
Callisto Protocol
стали проглядывать
знакомые черты.

Скофилд описывает ситуацию так: «Мы с самого начала понимали, что нам нужно другое
окружение, другая история, другая вселенная, другая боевая система, другой
персонаж — всё не такое, как в Dead Space. И я не вижу людей, утверждающих, что это Dead Space 4»
. Гейм-дизайнер
сравнивает ситуацию с тем, как Ридли Скотт (Ridley Scott) снял «Прометея» более чем через 30 лет после «Чужого».

Источники вдохновения

Помимо
живописи Скофилд черпает вдохновение из фильмов. В число важных для него
произведений неизменно попадает «Горизонт событий» (он же «Сквозь горизонт», увы) —
фактически первая Dead Space
сделана
на основе идей из Event Horizon
и игры  Resident Evil 4. Также гейм-дизайнер
находится под впечатлением от «Нечто» Джона Карпентера (John Carpenter), «Пекла» Дэнни Бойла (Danny Boyle) и «Чужого» Ридли
Скотта
. Последняя картина интересна тем, что в The
Callisto Protocol
Глен наконец-то смог
передать опыт, полученный от видов LV-426:

Помню, как
впервые смотрел Alien и они приземлились
на планету, а я никогда не видел раньше такой планеты. Были миры из Star
Wars
, Star Trek
и тому
подобной фантастики, но ни один из них не был настолько мрачным.

Не
чурается разработчик и личных встреч с режиссёрами — ещё обдумывая Dead
Space
, он общался с постановщиком «Хостела» Элаем Ротом (Eli Roth) и автором «Кошмара на улице
Вязов»
Уэсом Крейвеном (Wesley Craven).
Последний подсказал, что наиболее острые страхи связаны с потерей близких, чем
спровоцировал появление Николь.

А в сессии вопросов и ответов в Discord
представители Striking Distance сообщили, что брали
на карандаш не только западные ужасы, но и азиатские. Назвали в числе прочего «Поезд
в Пусан»
, «Историю двух сестёр», «Звонок» и «Проклятие». Понятно, в восточной
классике их интересовал не телесный ужас, а способы психического давления, к
которым прибегали киноделы. Оба аспекта объединяет в себе лента
Паскаля Ложье (Pascal Laugier)
«Мученицы» — Скофилд не устаёт повторять, какое место занимает в его сердце
этот фильм, особенно финальная сцена.

Но не кинематографом единым. Для достоверного
изображения мутантов и увечий сотрудники Striking Distance обратились к примерам
из реальной жизни. Они изучали архивы полиции с изображениями
жертв насильственных преступлений и аварий, интересовались нюансами вроде
того, как гниёт плоть после пулевого ранения. В общении с журналистами глава
креативного отдела студии Крис Стоун (Chris Stone) отметил, что копаться в подобном — это весьма
неприятный опыт.

Место действия

Итак, куда же поместит нас игра? Её события разворачиваются на одном из четырёх спутников Юпитера, открытых Галилеем. Это мрачная и пустынная луна, сплошь покрытая ударными кратерами, а по размеру она почти вдесятеро меньше Земли. Но почему именно Каллисто? Есть ведь, например, Европа, подо льдами которой вполне могут существовать примитивные формы жизни — этому, кстати, посвящён жутковатый фильм Europa Report 2013 года.

Дело в том, что Каллисто находится на таком удалении от Юпитера, что практически не испытывает на себе радиационного воздействия планеты-гиганта. Заряженных частиц сюда попадает примерно в 300 раз меньше, чем на ту же Европу. А изо льда на поверхности можно добывать воду и топливо. Поэтому холодный мир, облюбованный сотрудниками Striking Distance, часто обсуждают как площадку для обустройства базы.

Сравнение размеров Каллисто (слева внизу) с
Луной и Землёй.

Разговоры
о пилотируемой экспедиции на Каллисто ведутся с 1980-х годов, а в 2003-м
агентство NASA провело исследование Human Outer Planets
Exploration (HOPE), где луна Юпитера была отмечена как потенциальное место для
освоения. Согласно этой программе, первые люди смогут отправиться сюда примерно
к 2040-м годам, после того как слетают на Марс. Но нам, к счастью, не нужны
космические корабли для таких путешествий — хватит The
Callisto Protocol
и нескольких зимних
вечеров.

Конечно, ни Скофилд, ни его коллеги не летали на
отшиб Солнечной системы, чтобы делать футажи. Где у разработчиков не
было достоверных данных, там они положились на фантазию, причём не только на свою —
достаточно вспомнить ту же LV-426 из «Чужого».
Элементы окружения помогал строить искусственный интеллект. Для создания гнетущей атмосферы он несколько изменил вид обычных предметов вроде дверей и стульев. Как объяснил Скофилд в интервью The Verge, «реализм помогает научной фантастике, в которую люди часто не верят. Но
в наши дни можно покрыть предмет ржавчиной или сделать так, чтобы с него
капала вода, — и игрок скажет: „Я понятия не имею, что это за штука, но она,
чёрт возьми, выглядит настоящей“
».

На Каллисто мы увидим и останки существ, которые некогда здесь обитали. Люди в игре тоже поставлены на грань вымирания, поскольку неведомая зараза превращает их в жутких мутантов. Примечательно, что с метаморфозами связана и судьба мифической героини, именем которой названо место действия. Согласно преданиям, забеременевшая от Зевса Каллисто была превращена Артемидой в медведицу, после чего её чуть не убил собственный сын. Чтобы защитить несчастную, главбог отправил её на небо, где мы видим её до сих пор — в виде созвездия Большой Медведицы, оно же Ковш в простонародье.

Сюжет и персонажи

Не
знаем, как там в 2040-х, а в 2320 году во вселенной The
Callisto Protocol
люди уже вовсю
бороздят космические просторы. Пилот грузового корабля Джейкоб Ли совершает
аварийную посадку на Каллисто, после чего его сажают в местную тюрьму Black
Iron. А когда герой выбирается из камеры, он видит вокруг себя
разрушенную базу и толпы чудовищ. Такова, если вкратце, завязка. И тут
важны три вещи:

  • Протагониста зовут Джейкобом не просто так, а потому, что в Dead Space был Айзек. Это отсылка к библейским Исааку и Иакову, которые приходились друг другу отцом и сыном.
  • Исполнил роль Джейкоба актёр Джош Дюамель (Josh Duhamel) — ранее он
    пересекался с Гленом Скофилдом в коридорах Sledgehammer Games во время работы над  Call of Duty: WWII.
  • Специально для передачи в игре движений и эмоций (а Скофилд, по его же признанию, выбрал Дюамеля за актёрский диапазон) в студии установили оборудование для motion capture и performance capture. Сперва за подобного рода съёмками разработчики ездили в Лос-Анджелес и пользовались услугами сторонних фирм. Но в какой-то момент Скофилду надоело — и он раскошелился на собственную технику.

Всех
подробностей сюжета мы пока не знаем, но журналистам показывали
демоверсию. В частности, сотрудники Game Informer
описывают эпизод, который начинается в медотсеке тюрьмы Black
Iron. Катастрофа здесь уже произошла: мерцающие огни работают
от аварийных генераторов, откуда-то доносятся зловещие звуки, за углом
притаились мутанты. В интервью IGN Глен Скофилд сообщил,
что кроме основной сюжетной линии в игре будут второстепенные:

Мы добавили
бета-пути для дополнительного исследования. Их действительно много. Вам не надо их проходить, если не
хотите открывать все тайны. Но они позволяют узнать больше об истории и
персонажах, у каждого из которых есть своя линия в сценарии, так что The
Callisto Protocol
будет
реиграбельной.

Иначе говоря, действие крутится не только вокруг
героя — будут и другие персонажи с прописанными легендами. В роли одной из таких
фигур выступает Карен Фукухара (Karen
Fukuhara), она же Катана из «Отряда самоубийц» и Кимико из «Пацанов». Ещё
о похождениях Джейкоба Ли известно, что никакого экшена в открытом космосе, как
в Dead Space, здесь не будет. Герою
разрешат разве что выбраться на поверхность Каллисто, чтобы поплутать какое-то
время в ледяной пурге.

Геймплей

Жанровая принадлежность The Callisto Protocol ясна — это и survival horror, где надо экономить патроны и шарахаться от каждой тени, и боевик с уничтожением чудищ при помощи холодного или огнестрельного оружия. Причём, как обещают разработчики, обе механики представлены в игре поровну. Для раздачи лещей на ближней дистанции у Джейкоба есть дубинка-шокер из арсенала тюремной охраны, а также старое доброе топтание врагов ногами. Герой также умеет уклоняться от атак мутантов — уходить назад, вправо и влево. О ранениях, полученных в бою, нам сообщает индикатор здоровья, встроенный в костюм заключённого.

Также
герой орудует GRP — ещё одной штучкой
от местной охраны, которая помогает сдерживать толпу. На практике устройство
поднимает врагов в воздух, притягивает или отталкивает их. Вместе с дубинкой,
навыками ближнего боя и огнестрелом это даёт массу комбинаций в расправе над
биофагами (так в игре кличут мутантов) — их можно расчленять, швырять на шипы или
лопасти вентиляторов, жечь и расплющивать.

Чтобы подобная мясорубка не казалась
монотонной, разработчики придумали свыше десятка видов чудовищ и две механики.
Первую сотрудники Striking Distance
назвали инженерией ужасов — она отвечает за разнообразие ситуаций, в которых
вам должно стать страшно. Вторая, система жестокости, потребовала целого
отдела в студии и двух лет трудов. Это, по сути, анатомически точная разделка монстров
— как у них отрываются ноги, руки, клешни, щупальца и прочие части тела.

А расчленение играет важную роль в тактике: например, если биофаг потеряет руку, он не сможет схватить
Джейкоба, а безногий будет только ползти, чтобы добраться до героя. Всё это,
как и движения людей, сделано с помощью захвата движений, то есть
сыграно актёрами, а затем доведено цифровой обработкой до той мерзости, что
скалит на нас зубы в трейлерах и на скриншотах. Пользователи PlayStation 5 получат бонусные опции: вибрация DualSense передаст и топот особенно
грузных тварей по полу, и хруст ломающихся костей.

Кстати,
о звуке. Редкий хоррор обходится без этой составляющей, что и подтверждает Скофилд: «Когда мы говорим о
звуковом дизайне в таком проекте, это 50 процентов игры»
. Каждая ужасающая
находка сопровождается звуковыми эффектами, как в вашем любимом фильме ужасов.
Многие из этих тревожных интонаций воспроизводятся с помощью уникального
инструмента The Apprehension Engine, созданного композитором Марком Корвеном (Mark
Korven; «Ведьма», «Маяк») и гитаристом Тони Дагган-Смитом (Tony Duggan-Smith).

Конечно, амбиции у Striking Distance колоссальные — студия
намерена выпустить «самую страшную игру в истории». Судя по  Dead Space, когда-то эти
разработчики действительно умели пугать. Но суждено ли сбыться их планам — узнаем только в декабре, когда игра получит оценки
критиков и публики.

По материалам

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»